ruslandya (ruslandya) wrote,
ruslandya
ruslandya

Замечательный мужик

Есть в Геленджике человек, которого любит и, одновременно, боится весь город. При встрече с ним уличные торговцы нервно кусают губы, а коммунальщики суетливо приводят в порядок одежду. Но спроси любого, и он, не задумываясь, ответит – без Виктора Хрестина Геленджик был бы обычным задрипанным морским захолустьем.



- Кофе, чай, сигарету? – встретил с порога хозяин кабинета. Рука на автомате схватила в кармане  пачку «Парламента», но Путин на портрете вдруг укоризненно нахмурился, и мне пришлось, глубоко вздохнув, отказаться.

Так началась наша встреча с мэром, который умудрился превратить обычный черноморский курорт в город европейского уровня. Да, попадая в Геленджик, начинаешь озираться – а не Черногория ли это? Как вообще этот заповедник может существовать в России? С этими вопросами мы с asaratov и manzal пошли на прием к главе города.



Поначалу я ждал – сейчас, как обычно, нам выдадут причесанный и приглаженный пресс-службой доклад. О том, что распоряжения партии и правительства выполняются в срок, город готов для приема туристов на 146 процентов, а жители старательно всем улыбаются и машут, улыбаются и машут.

И был очень удивлен, когда Виктор Александрович не стал жевать пропагандистские сопли, а сразу заговорил о проблемах. Это стало первой ласточкой нашей беседы – мэр не сидит в кресле, благоговейно рассматривая собственное отражение в полированной крышке стола, не кичится своими достижениями, не сверкает алчно очами, предвкушая жирный туристический «чёс», а возбужденно размахивает руками, рассказывая о еще не сделанном, не собранном, не слепленном, не готовом.

Такой подход мне понравился. Ну ок, раз мэр такой инициативный и энергичный, буду бить под дых. С разбегу.

- Когда в Геленджике появятся бесплатные туалеты на пляже, - спрашиваю. И ехидно готовлюсь к отмазам и отговоркам, к которым уже привык за 3 года, что обиваю пороги курортных чиновников с этой идеей.

- Так ведь кафе на набережной полно, - отвечает Хрестин, - всегда можно туда сходить.

В этот момент я, признаюсь, расстроился – слишком уж топорно открестился глава Геленджика, слишком явно и незаинтересованно. С таким успехом можно отдыхающим сразу предложить не бегать, сжав ноги по набережной, в поисках ближайшей забегаловки, а сразу в море идти. Местные, кстати, шутят, что температура воды напрямую зависит от количества отдыхающих на пляже.

И вдруг мэр достает блокнотик, пишет «Туалеты на пляже» и коротко бросает – «Решим. Не все, конечно, но несколько бесплатных туалетов организуем. Море и правда чище будет».

ОГО! Вот это подход! Мои коллеги оживились, а manzal, видя подобное отношение к просьбам, даже хотел предложить покрыть сусальным золотом статую Ленина в геленджикском парке, но вовремя остановил бурную социалистическую фантазию.




На достигнутом мы решили не останавливаться и, вспомнив заветы, с которыми нас, ходоков к Хрестину, напутствовали знакомые бизнесмены, полезли на рожон – а почему вы, Виктор Александрович, малый бизнес притесняете? А?

Хищно улыбнувшись (а мне в этот момент почему-то вспомнился Солженицын – не зря все-таки главу Геленджика Сталиным прозвали), Хрестин произнес довольно мощную речь о том, что малый бизнес в городе страдает только от собственной жадности, что налоги платить никто не хочет, что каждый пытается сжульничать и обмануть, как государство, так и нерадивого туриста, который и «обманываться рад». Короче, свел все геленджикский голова к тому, что так называемые притеснения – это все лишь стремление навести порядок во всех туристических сферах. Чтобы, если уж продавали календарики с 300%-ной наценкой – но платили с этого налог в казну, да не мешали отдыхающим по набережной ходить; чтобы, если уж решили на УАЗиках народ по горам катать – так сначала автомобили в нормальное техсостояние привести; чтобы, если уж вознамерились гостиницу открыть – так выгоните уже оттуда всех тараканов, не позорьте город!

Блин, а ведь не поспоришь!

Я там еще чего-то прокомментировать, поумничать пытался, но тут жестко и беспринципно, как в лихие 90-е, внимание Главы у меня отжал manzal (надо запомнить рифму, хе-хе) – подробнее их беседу можно прочитать тут.

Когда Андрей закончил с вопросами о молодежной политике и готовности к курортному сезону, мы вернулись к делам земным, И про набережную поговорили, которую с мылом (!!!!) моют.



И про таксистов, что должны выглядеть как люди и клиентов не отпугивать.

И про собачек, что должны прочитать вот такой знак (кстати, в Геленджике все собаки знают английский!) – и не гадить на газонах.



И про незаконное строительство. И про гастарбайтеров. И про День Победы.

Еще час мы бомбили Викторалександрыча вопросами. Еще час мэр на них отвечал. Еще час мы старательно не замечали круглые и выразительные глаза руководителя пресс-службы – мол, регламент, господа, имейте совесть и все такое. Прости, Максим, но твой шеф – просто находка среди российский чиновников, его бы клонировать, да раздать всем городам, чтобы порядок везде эти Хрестины навели, чтобы жить стало вкусно, чтобы жить, блин, вообще хотелось!

Кстати, Сталиным его в городе мало кто называет. Чаще я слышал - Батя.


Tags: Геленджик, власть, мэр, так должно быть везде
Subscribe

Recent Posts from This Journal

Buy for 500 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 172 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →